Добрущина и война…

Воскресенье, 20.05.2018, 15:09

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | подрыв "Голубой стрелы" | Регистрация | Вход

подрыв "Голубой стрелы"

Речь пойдет о подрыве эшелона с офицерами люфтваффе.
Кто же действительно подорвал этот эшелон?

Вот что пишет Анатолий Воробьев в газете "Союзное Вече":

Из газеты «Союзное вече» 13.09.2012г
Мое внимание сразу приковала упомянутая операция с подрывом 22 мая у пункта З (моя вставка - пункт "З" мог быть и Закопытьем). немецкого поезда. Примерно о такой же операции с подрывом у станции Злынка немецкого поезда я что-то слышал от партизан, воевавших в 1942-м на участке железной дороги Гомель – Брянск, только поезд тот в их рассказах фигурировал как офицерский. Если в обоих случаях речь идет об одном и том же, нетрудно расшифровать условные обозначения пунктов Г., Б., З., Н.: Гомель, Брянск, Злынка, Новозыбков. Как и догадаться, что за «тов. Ф.» стоит не кто иной, как командир действовавшего в то время в пограничных районах России и Белоруссии черниговского отряда А. Федоров – впоследствии партизанский генерал, дважды Герой Советского Союза. Чтобы узнать правду и подробности операций на железнодорожном направлении Гомель – Брянск, особенно той, что была связана с уничтожением у станции Злынка немецкого поезда, я обратился к партизанам того отряда. 
Василий Филиппович Молчанов и Трофим Карпович Панков были родом из тех самых краев, где, по моим предположениям, имели место упомянутые в сводке боевые операции партизан: первый – из деревни Медвежье, второй – из деревни Камень Добродеевского сельсовета Брянской области. Оба воевали в составе черниговского отряда. Молчанов был задействован в качестве бойца-диверсанта, Панков – в качестве проводника. Вот как Василий Молчанов описывает операцию 22 мая 1942 года у пункта З., то есть у станции Злынка. 
«Наша диверсионная группа тогда действовала на железнодорожном направлении Гомель – Брянск. В то время курсировал немецкий пассажирский поезд Брянск – Брест. Этим поездом обычно ездили в отпуск домой, в Германию большей частью офицеры, отличившиеся в боях на Восточном фронте, и немцы, чтобы обезопасить его от партизан и сбить их с толку, всякий раз меняли график следования состава по участку. Наша группа уже давно охотилась за офицерским поездом, но подловить его никак не удавалось. Подпольщик Иван Евстратович Барсуков из белорусской деревни Барсуки, который работал тогда путейцем на станции Злынка, сориентировал нас: если по перегону начинают носиться с проверкой пути автодрезины, то следует ждать скорого появления здесь офицерского поезда. Вот так мы его и выследили. В мае, числа не помню, в час ночи он попался нам за Злынкой у разъезда Дубецкий. Двенадцать килограммов тола основательно потрясли состав. Вагоны лезли одни на другой, горели… Шум, треск стоял такой, будто огромный ураган создался. Те вагоны, которые уцелели, мы еще минут сорок обстреливали из автоматов и пулемета. Остался кто из тех офицеров живой, я, конечно, не знаю, но думаю, что на Восточный фронт он не попал…» 
Эта диверсия вызвала в стане врага такой переполох, что по указанию из Берлина сам фельдкомендант Гомельского прифронтового района фон Кайзенберг срочно выехал для разбирательства на место крушения поезда с летчиками гитлеровских люфтваффе. Расследование в конце концов свелось к тому, что оккупанты расстреляли на месте диверсии пятерых безвинных путеобходчиков из числа местных жителей.

А вот что пишет Владимир Павлов в своем рассказе " Запомни это, сынок"
Ссылка:

Группа Балицкого пустила под откос одиннадцать эшелонов. Почти все - при участии Феди (Кравченко) и его отряда. Но дело было не столько в участии в диверсиях, сколько в великолепной Фединой осведомленности обо всем, что касалось движения вражеских эшелонов и войск от самого Гомеля до Новозыбкова... 
Расскажу о самом "громком" взрыве - о взрыве "Голубой стрелы", эхо которого докатилось до нас еще до того, как я повстречал Федю Кравченко на опушке Клетнянского леса. 
Поезд, который партизаны прозвали "Голубой стрелой", состоял целиком из классных вагонов (редкость для железных дорог во вражеском тылу) и предназначался для гитлеровских офицеров-отпускников, едущих с фронта и на фронт. Ходил этот поезд, разумеется, не по расписанию, его движение сохранялось в строжайшей тайне. Но незадолго до его прихода - иногда за день, иногда за два - по всей линии от Брянска до Гомеля летел приказ: проверить состояние железной дороги, поддерживать особую бдительность... Первым связь между приказом об особой бдительности и проходом "Голубой стрелы" заметил Миша - телеграфист с разъезда Закопытье... 
- Ну, как, Гриша? - спросил Федя у Балицкого после очередного посещения "дубка".- Взорвем "Голубую"? 
- А неужели ж пропустим?! 
С этого дня наблюдение за "Голубой стрелой" стало главной Фединой заботой. 
"Дубок" Мишки-телеграфиста перенесли поближе к разъезду, на самую опушку леса. За ним было установлено постоянное наблюдение. Все иные боевые операции отменили. Обе группы - Балицкого и Феди - находились в полной боевой готовности для выхода на железку в любой момент. 
Несколько раз диверсия срывалась: то приказ был, но поезд в последний момент отменяли, и тревога оказывалась ложной, то Миша не успевал сообщить, то экспресс проходил днем... 
Но вот однажды вечером Миша сам прибежал на "дубок". 
- Сегодня! -с трудом переводя дух, сказал он Верховскому, который дежурил в тот день.- Сегодня пройдет обязательно! Часа через четыре ждите! 
...Балицкий расположил объединенную диверсионную группу вдоль железной дороги почти под самым Добрушем. Чтоб по ошибке не взорвать другой поезд, в каждую сторону выставил по наблюдателю с электрическими фонариками. Если идет экспресс, наблюдатель должен был трижды мигнуть зеленым глазком. 
Лежали неподвижно: Балицкий запретил шевелиться и разговаривать. Мимо то и дело с грохотом пролетали поезда. Подрывник Гриша Мыльников, осторожно перебирая пальцами, то выбирал слабину, готовясь резким рывком вырвать чеку взрывателя, то снова ослаблял шнур... А желанного сигнала все не было... 
Но вот снова раздался стук колес и пыхтение паровоза. 
- Кажется, четырехосные перестукиваются,- прошептал кто-то рядом с Федей.- Уж не "Стрела" ли? 
- Тихо!.. 
И вдруг Федя явственно увидел - справа вспыхнула чуть заметная зеленая звездочка - раз, другой, третий. Есть! 
- Приготовиться! - шепотом скомандовал Балицкий.- Ну смотрите не подведите, подрывники!.. 
А поезд вот он - рядом уже. В незатемненных зеркальных окнах сверкал свет, светлые квадраты, как в довоенные времена, весело бежали рядом с колесами по насыпи. 
Теперь уже не оставалось никаких сомнений - "Голубая стрела"! 
- Ну! - сдавленно крикнул Балицкий.- Давай! Огромное, как африканский баобаб, багровое дерево взрыва (Гриша Мыльников не пожалел тола) встало под паровозом. Раздался дикий скрежет - вагоны лезли один на другой, падали, раскалываясь, как орехи... 
- Пулеметы! Почему молчат пулеметы! - не своим голосом закричал Балицкий. 
Резанули пулеметные и автоматные очереди. Ударили взрывы гранат. Вспышки освещали уцелевших немцев, с воплями на карачках уползавших прочь, за насыпь, подальше от смерти... 
К Балицкому подбежал наблюдатель: 
- По дороге от Добруша идут машины! - крикнул он.- Фары видны! 
- Отход! - крикнул Балицкий и дал в воздух зеленую ракету! 
Но отходить было поздно. Машины остановились точно против взорванного эшелона. Приехавшие на них немцы развернулись и, поливая автоматными очередями узенький коридорчик леса, в котором между линией и дорогой были зажаты партизаны, двинулись в наступление... 
- Будем прорываться! - крикнул Балицкий. 
- Стой, Гриша! - остановил его Кравченко.- Не горячись! Отводи людей вдоль дороги. А я задержу... 
- Как же ты?! - начал было Балицкий. 
- Ничего-ничего! Иди! А мы их сейчас стравим - как начнут друг друга чирикать, так о нас забудут! 
Балицкий начал отводить группу. Федя подозвал к себе Максима и Тараса. 
- А ну чирикните им, чтоб стреляли выше,- сказал Федя австрийцам.- Орите что есть силы, партизаны, мол, на насыпи!.. 
Тарас и Максим что есть силы закричали по-немецки. 
Федя одну за другой дал в сторону насыпи две белых ракеты. 
"Добрушские" немцы сразу перенесли огонь выше, начали стрелять по насыпи. 
Им яростно отвечали отпускники, успевшие к этому времени оправиться и занять оборону... Федя отослал Тараса и Максима догонять группу, дал несколько очередей по разбитому эшелону, закурил, прикрыв голову плащ-палаткой и, пряча цыгарку в рукав, не торопясь двинулся вслед за остальными... 
Через два дня в лагерь к Феде и к Балицкому пришел Кулик, возвратившийся из Гомеля, и доложил: 
- Двести тридцать семь убитых и раненых офицеров и один генерал. 
Взрыв "Голубой стрелы" громовым эхом пронесся по всей линии от Гомеля до Брянска. 
"Специалисты по партизанским делам" из гомельского гестапо арестовали коменданта станции Добруш - толстого немецкого обер-лейтенанта с черными щеточкой усами "а ля Гитлер". Кулик, пряча усмешку, наблюдал, как "обера" на открытой машине везли (небывалый случай!) под конвоем через весь город, а потом не спеша отправился на "дубок" - сообщить о виденном.

Канец "Блакiтнай стралы"
З успамiнау Г.Г.Шушканава, партызана злучэння А.Ф.Федарава
Книга "Память" Добрушского района ч.I. стр292-294



 Иван Курдесов

Легенда и быль Виктора Зелезея

07.09.2010 • 7:14 | Гомельская правда

http://gp.by/section/society/9581.html

…Сорок три партизана, одетых в немецкую форму, строем прошли к железнодорожной будке и семафору. Небольшая группа в одно мгновение выделилась и обезоружила вражеских постовых. У сторожевой будки было выставлено два поста с ручными пулеметами. Несколько мстителей отправились следить за помещением станции Закопытье и военным гарнизоном противника. А в пятом часу того августовского утра 1942 года почти одновременно прогремело восемь взрывов под паровозом и вагонами пассажирского поезда, в котором ехали офицеры противника. Кругом слышались треск, скрежет металла — партизаны открыли шквальный огонь из пулеметов по всем вагонам экспресса "Голубая стрела”. 
Эта супердиверсия на добрушской земле стала возможной благодаря четким действиям заместителя командира диверсионно-разведывательного отряда ГРУ Брянского фронта Виктора Зелезея. Именно он получил от гомельских подпольщиков информацию о продвижении засекреченного поезда, проверил ее достоверность через осведомителей с ближайших железнодорожных станций, установил точное время прохождения через Закопытье.

Так показано в школе №3 г.Гомель

http://gomelnews.ru/zhiteli/974-proshloe-ne-mozhet-byt-zabyto.html

Взята земля и на станции Закопытье Добрушского района - здесь подпольщики Гомеля и Добруша совместно с партизанами Добрушской бригады 28 августа 1943 года уничтожили немецкий экспресс «Голубая стрела». В результате были убиты 1 генерал и 372 офицера лётных и танковых войск, более 400 ранено.

Из книги "Память" ч.I. Добрушского района стр 261


Меню сайта

Мой баннер

Буду благодарен, если Вы разместите баннер моего портала на своем сайте.
  • Посмотреть мой баннер
  • Форма входа

    Поиск

    Календарь

    «  Май 2018  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 223

    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0